Поделиться

USD — 00,0000
EUR — 00,0000
  • Ветер: м/c,

    Давление: мм

    Влажность: %

Яндекс.Погода

Т.В.Коршунова: «20 лет я переживала, что не взяла на Олимпиаде золото»

28.02.13, 17:25

 

Наша справка

Заслуженный мастер спорта, учитель физкультуры школы №21

Квалификация: гребля

Достижения: первое место на байдарке-двойке и второе место в одиночке на юношеском Чемпионате Европы 1973 г. в Польше; победительница всесоюзной Спартакиады 1975 года; серебряный призер Олимпийский игр 1976 г. в Монреале на байдарке-одиночке, 500 м; бронзовый призер Чемпионата мира-1977 на одиночке и четверке; серебряный призер Чемпионата мира-1994 на байдарке-четверке; серебряный призер Чемпионата мира-1997 на байдарке-четверке; серебряный призер Чемпионата мира-1999 на байдарке-четверке.

Дата рождения: 6.03.1956

Место рождения: г.Раменское

Образование: высшее, окончила Малаховский институт физкультуры

 

Татьяна Васильевна Коршунова – человек активный, даже порывистый, но при этом безмерно доброжелательный. Мы встретились в перерыве между уроками в ее родной 21 школе, когда мальчишки оккупировали спортзал, чтобы поиграть в футбол. На фоне детских голосов наша героиня рассказывала о своем блестящем прошлом — Олимпиаде в Монреале, и о светлом будущем – о том, на какие достижения способны современные дети.

 

— Татьяна Васильевна, расскажите, что подтолкнуло вас серьезно заниматься спортом?

— Все началось с детства. Я училась в седьмой школе, с третьего класса записалась на лыжную секцию в раменском парке, вместе с подругами бегала на лыжах. Занималась также в секции легкой атлетики. В общем, я стремилась позаниматься везде. Как-то услышала от ребят, что на Борисоглебском озере открылась база по гребле. Пришла посмотреть, что это такое, попробовала – понравилось. Понравился и тренер, его отношение к ученикам. Осталась в секции во многом благодаря хорошему отношению с его стороны и со стороны ребят. Я была меньше всех, и ко мне отнеслись, как к родному человеку. Так с шестого класса, с 13 лет, я начала заниматься греблей.

— Любовь к спорту привили вам родители?

— Нет, я жила с мамой, и она не была спортивным человеком. Я сама интересовалась спортом, была подвижной, неусидчивой, а иногда и непослушной. С третьего по восьмой класс училась в музыкальной школе, которую, несмотря на параллельные тренировки в секции, успешно окончила.

— Почему именно гребля?

— Я размышляла над этим. По знаку зодиака я рыба, может быть, поэтому все так сложилось.

Занимались мы даже зимой – в бассейн возле «Сатурна» ведрами приносили воду. У меня быстро стали видны успехи, я начала обгонять старших ребят. Этому способствовало несколько факторов: то, что мне повезло с тренером, также мне нравилась сама стихия воды, лодка, на которой я тренировалась, ну а чуть позже мы начали ездить по разным городам. А в 9 классе я уже поехала заграницу и выигрывала там все соревнования — ежегодно. В то время мы с мамой бедновато жили. В секции мне хотя бы выдавали талоны, форму, и это воспринималось как подарок, потому что ничего подобного мы себе позволить тогда не могли.

— Какие тренеры больше всего сил в вас вложили? С кем вы начали работать?

— Я часто была непослушной, тренер Яков Яковлевич Костюченко меня иногда ругал, грозил выгнать. Это очень знаменитый, заслуженный тренер, он до сих пор работает на базе бронницкой детско-юношеской спортивной школы. Только когда подросла, я стала понимать, какую важную роль сыграл он в моей карьере. Характер у меня не сахар, меня нужно было держать, что называется, в узде. Сколько мог, он меня держал – где-то до 1979 года, потом у меня пошел какой-то спад, я устала: 12 лет в спорте, 6 лет в сборной. Постоянные тренировки, перетренировки, череда побед. Он всегда держал меня в строгости, и благодаря этому я не расслаблялась и поднималась все выше. Сейчас мне кажется, что когда я журю своих учеников, мои глаза, как в свое время у Якова Яковлевича, выражают ту же строгость, от которой ребенок порой даже бледнеет. Я ценю в тренере жесткость, строгость. Думаю, что переняла эти качества от него. Я не кричу, ногами не топаю, просто скажу – и детки сразу улавливают.

Да, мне с тренером повезло. Из сорока человек, с которыми я начинала заниматься, у него осталась я одна. Причем на тренировки, бывало, не попадала, потому что жила в Холодово, а база была здесь, в Раменском. Это позже, после Олимпиады, мне дали квартиру в центре. Так вот, я прибегала после второй смены, а он уже заканчивал работу, спрашивал, почему опаздываю. Я объясняла, что учусь во вторую смену. И так несколько раз. Он отправлял меня к другому тренеру, а там было как-то не так, мне становилось скучно. Еще чуть-чуть, и я бы ушла из гребли совсем. Но потом я вернулась к нему, он взял меня под крыло, и с тех пор это мой один-единственный тренер.

— Сколько раз вы ездили на Олимпиады?

— Один. После Олимпиады в Монреале нужно было взять тайм-аут на полгода, очень многие так делали. Но у нас этого не получилось, а надо было передохнуть. Яков Яковлевич тоже не раз об этом говорил. В 1977 г. на Чемпионат мира я поехала аж в одиночке. Победа досталась легко. В 79-м почувствовала полнейший спад сил. Мне все надоело, я отстранилась от цели к победе, тренер даже обиделся на меня. Потом, когда я отдохнула, — тосковала, конечно, хотелось все же завоевать золото. Впрочем, начиная с 1974 года неизменными золотыми призерами практически всех международных соревнований становились немки. Это продолжается до сих пор. В 1973 г. мы выиграли у них на байдарке-двойке, но начиная с 1974 г. больше никак не могли их одолеть. Когда мы приехали на Олимпиаду, я понимала, что была хорошо подготовлена, больше половины дистанции я выигрывала, немка меня догоняла. Она так вымоталась, что через полчаса на заезде в двойке они в паре были только третьими. Мы выиграли второе командное место, в одиночке второе место занять было невозможно. Но серебро в Союзе не превозносили — слишком много было призеров. Мы произвели фурор только тем, что подвинули непобедимых немок на третье место. После командной победы на Олимпиаде мне дали звание заслуженного мастера спорта.

— Обычно у спортсменов не очень долго длится период, когда они завоевывают медали. Как у вас это получилось?

— Мне просто навилась гребля, и я достигала успехов. Кроме того, интересно было ездить по миру. На всех соревнованиях я выигрывала, а если бы не выигрывала, расслаблялась, меня бы быстро исключили из сборной. Впрочем, у меня были сложности, но чисто из-за тренерских недомолвок. Тренер сборной СССР Антонина Александровна Середина просила моего тренера, чтобы он отдал меня ей — я ведь достигала уже больших успехов и приносила большие дивиденды. Но Яков Яковлевич не соглашался, и А.А.Середина меня в связи с этим то и дело поджимала. Через год после победы меня, например, выкидывали из сборной, зарплату платили, но официально удаляли. В 1974 г. нашему спорткомитету не понравилось, что на чемпионате мира мы были только вторыми – и нас опять удалили из сборной. С этого времени мы вдвоем с Яковом Яковлевичем работали год один на один, а это тяжело, потому что в команде весело, можно поговорить с ребятами, расслабиться, а тут одна вода и постоянные тренировки.

В 1975 г. я выиграла Всесоюзную Спартакиаду. Эти соревнования, как и Олимпиада, проводились раз в четыре года и считались очень престижными. Моя победа произвела на всех такое сильное впечатление, что Антонина Александровна не имела больше возможности ничего плохого сказать в мой адрес. На следующий год я поехала на Олимпиаду с чудовищным переутомлением. У меня была перетренировка, когда на подготовку бросаешь резервные силы и идешь к победе на последнем дыхании. Прохожу полдистанции, в глазах темнеет, как доплываю – не помню. Каким-то чудом выкарабкалась, заняла второе место.

— Расскажите о впечатлениях от Олимпиады?

— Запомнились сплошные тренировки, переживания. По результатам Олимпиады я, если честно, расстроилась. В прошлом году, на мое 55-летие, Яков Яковлевич подарил мне архивное видео моего выступления. 20 лет я переживала – мне казалось, что я могла выиграть, но не выиграла. Ведь тогда считалось, что второе место – это ерунда, даже на Олимпиаде. И я сильно расстроилась, что дала слабину. Порадовало только звание заслуженного мастера спорта. А когда посмотрела недавно ту гонку на видео, все встало на свои места, мне понравилось мое выступление, и я успокоилась, перестала стыдиться, что плохо проехала. На самом деле, я выступила достойно. Никогда еще такого не было, чтобы мы могли хоть как-то обогнать немок, а тут я ехала впереди 350 метров. Это было неожиданно для всех, но потом она все-таки взяла свое. Мой тренер так за меня в тот день переволновался, что даже сознание потерял.

— В каких странах вы побывали? Где публика была более благосклонна?

— Мы встречались со спокойным, ровным отношением публики. Наиболее доброжелательно люди встречали нас в ФРГ, Болгарии, других капиталистических странах. На улицах нас подвозили, в магазинах чуть ли не на руках носили, когда узнавали, что мы из Москвы. Было очень приятно. А вот в Польше относились свысока, пренебрежительно. В магазине зовем-зовем продавца, а нас как будто не видят.

— Татьяна Васильевна, а чем вы занимались после окончания спортивной карьеры?

— С 1984 по 1986 гг. я работала учителем в школе в Костроме. Потом стала тренером в Раменском. Когда обмелело наше озеро, базу по гребле перенесли в Бронницы. У меня как раз родился сын, ездить было далеко и неудобно, поэтому в 1996 году перешла на работу в школу, стала учителем физкультуры.

— Как вы оцениваете состояние современных детей? Есть ли у них стремление быть здоровыми, есть ли среди них звездочки?

— Дети сейчас ленивы, расслаблены телевизором и компьютером, но есть среди них таланты. Приходил к нам на урок, например, тренер по легкой атлетике, говорю способным девчонкам – идите, а они мнутся, отказываются. Мы раньше куда-то ездили, занимались в секциях потому, что других развлечений не было – телевизор черно-белый, фильмов немного. Форму для занятий дали – мы уже были счастливы. А современные дети избалованы изобилием вещей и информации. Их трудно бывает расшевелить. Первым делом здесь важно влияние семьи: как ребенка настроят. Бывает, ругаешь его на уроке, а родители недовольно говорят – зачем их нагрузили, им тяжело. Вывести детей на лыжах – целая проблема. Родители стараются их всячески оградить от этого. А дети, которые у меня регулярно занимаются, которые хотят чему-то учиться, — растут и крепнут.

В целом, сейчас много одаренных детей, особенно в начальных классах. Яков Яковлевич, например, создал специальную систему отбора. В течение последних десяти лет он ездит по российским деревням и с помощью специальных тестов отбирает себе в группу способных ребят.

— Сын пошел по вашим стопам?

— В детстве он был совершенно неспортивным. Я никогда не давила на него, не заставляла выбирать какой-то вид спорта. В разное время водила его на карате, ушу, но сам он не проявлял инициативы. Сейчас ему 24 года, и он уже осознанно занимается боксом. По моим стопам он пошел в плане музыки, я играю на гитаре, он тоже увлекся.

— Как вы обычно проводите свободное время?

— Гитару в последнее время забросила, читаю книги, в основном православные. На протяжении десяти лет, после смерти мамы, хожу в храм. Православная литература хорошо успокаивает, ведь работа у меня напряженная, часто болит голова.

— Татьяна Васильевна, а какой у вас девиз по жизни?

— Девиза как такового нет, но есть принцип в работе. Я воспитываю в детях цельность, собранность. Хочу научить их не расстраиваться из-за неудач, помогаю им сконцентрироваться – без этого не может быть побед ни в жизни, ни в спорте.

Ольга Гарина-Покровская

Поделиться:

Просмотров: 703

Комментариев пока нет. Есть что сказать? Напишите свой комментарий!

Добавить комментарий

Ваш комментарий

Ваше имя *

Электронная почта *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

У нас в гостях

Здесь вы можете задать вопрос гостю студии Раменского радио или …

Задать вопрос
112