Юрий Липатов: «Мне повезло с родителями, научившими меня быть честным во всем и идти прямой дорогой по жизни…»

20.04.16, 19:04

С тех пор Юрий Александрович, будучи профессиональным энергетиком, занимается разработкой, выдвижением и продвижением законов, связанных с энергообеспечением россиян, он – первый заместитель председателя думского комитета по энергетике. Про него говорят, что он один из самых порядочных депутатов, который за все годы работы ни разу не запятнал свое имя, всегда оставаясь эталоном высокой нравственности.

  • Юрий Александрович, похоже, старинная поговорка: «Где родился, там и пригодился» — сложена про таких, как вы. С малых лет вы трудились в родном Раменском, и теперь, спустя годы, этот город входит в ваш депутатский округ.
  • Да, наверное, поговорка про меня, хотя я и не считаю, что человек должен прожить всю жизнь в тех местах, где появился на свет. У меня сложилось именно так, у кого-то иначе… Мне очень повезло в самом главном: повезло с моими родителями. Я вырос в атмосфере искренности, порядочности и чести. Вокруг было множество других примеров, других семей, но родители учили нас с братом никого не осуждать, даже если человек оступился. Не каждого сызмальства воспитывали в человеческом достоинстве, учили быть честными, как это делала моя мать — порой даже очень сурово. Она жестко требовала от нас говорить только правду, выполнять данное слово. Родители – главное в жизни человека, но все они разные, потому и судьбы у людей такие разные. А судить других — дело недостойное и неправедное.
  • Расскажите, Юрий Александрович, о своих родителях, о своем родовом гнезде…
  • Конечно, то поколение людей много пережило невзгод, испытаний. Взять моего деда по отцу — Петра Липатова. Человек прямо-таки роковой судьбы. В Первую мировую ушел на германский фронт, попал в плен к немцам. Условия содержания были ужасающими, мерли как мухи от дизентерии и других инфекций, связанных с отвратительным питанием. А дед с раннего возраста имел редкостный талант — простой деревенский мужик, а почерк у него был каллиграфический! И немцы посадили его в штаб, писарем — писать праздничные поздравления, реляции какие-то… Там он и сумел выжить. Вернулся домой, в нашу деревню Дергаево, и снова зажил мирной жизнью, скотину разводили, детей растили. И вот какой смертью суждено было ему умереть вскоре после благополучного возвращения из плена.

Было это в 1921 году, поздней осенью. В каждом деревенском доме держали разную скотину, в том числе растили одного-двух поросят, которых обычно забивали с наступлением холодов. Как правило, друзья-соседи объединялись и помогали друг другу, дед тоже помогал. Затем сели за стол и по традиции стали потрохами этой самой свиньи закусывать… Наутро двое, в их числе мой дед, умерли, а двое еле-еле отошли от отравления. Вот и выходит: от чего у немцев уберегся, то его дома подстерегло.

  • Н-да, есть над чем призадуматься… Видимо, так ему на роду написано было — еще детей родить и дома упокоиться…
  • Наверное, так. Вообще, время было загадочное. И судьбы людские — как само время. Бабушка моя, Пелагея Сергеевна, осталась в 28 лет с тремя детьми на руках и к тому же — беременной четвертым ребенком. Но люди не оставили в беде, такой был обычай — поддерживать односельчан, кому особенно тяжело приходилось. И все дети выросли, стали достойными гражданами своей Родины. Отец мой, Александр Петрович, с первого года войны ушел на фронт, был танкистом. В 42-м его очень серьезно ранило: были перебиты осколками обе ноги.

Но в госпитале подлатали, и он снова мог ходить, хоть и не без труда. После ранения его комиссовали, и он приехал домой в Дергаево. Устроился на работу шофером на Раменский приборостроительный завод. А за полгода до этого произошло, на мой взгляд, очень важное для города событие. Из блокадного Ленинграда были эвакуированы около 50 девчонок в возрасте от 17 до 25 лет. И направили их на работу, куда бы вы думали? На лесоповал!!! Среди них была и  моя будущая мама Нина Герасимовна Григорьева. Тогда ей было всего девятнадцать лет.

Во время войны мужчин было мало, а району требовались шоферы, и. питерским девушкам предложили получить эту профессию. Подавляющее большинство из них восприняли это предложение  как счастье. А учителем Нины как раз и был мой будущий отец. В общем, учил-учил, и решили они пожениться. А уже в 45-м у них родилась девочка, которую назвали Иринкой.

  • Вы сказали, что приезд девчат был важным событием для города. А в чем заключалась важность?
  • Почти все эти девушки-блокадницы были коренными питерцами во многих поколениях. А в те годы коренные жители нашей северной столицы отличались особой культурой, воспитанием, деликатностью. Большинство из них создали семьи в Раменском. И это были крепкие, красивые семьи. Говоря другими словами: они в город привнесли иную атмосферу общения и бытия.
  • Тогда ведь, сразу после войны, всему народу нелегко пришлось и голод, и поденный труд, нехватка всего самого необходимого. И все-таки люди не «прогибались» перед обстоятельствами, не откладывали рождение детей «на потом». Шли прямыми путями в жизни: раз поженились, как же без детей обойтись? Для чего тогда семью создавали?
  • Да, люди были прямодушные и ответственные за свои поступки. Как жили? Хорошо жили, хоть время было очень тяжелое. Но простые люди всегда помогали друг другу, преодолевали трудности сообща, все вместе. И при этом не теряли чувство оптимизма. Мне кажется, раньше все же жили дружнее. И власть была уважительнее к людям. Может потому, что в то время населения было меньше и люди практически знали друг друга в лицо. Вот, к примеру, когда на семейном совете моя бабушка Пелагея, а была она мудрая и уважаемая женщина – заведующая колхозным детским садиком, сказала отцу с матерью: «Раз создали семью, надо строить свой дом. Двум хозяйкам на одной кухне трудно ужиться. Не дай бог, с невесткой поругаемся».
    А что собой представляли в те времена дома? Сени и одна комната, которая перегораживалась перегородками.

Так вот, бабушка пошла к председателю колхоза, сказала, что Сашка женился, надо дом строить. Ответ был короткий и четкий: «Пусть идет и выбирает место под строительство». Тут же выписали лес в лесхозе и начали строить. Такое отношение было ко всем колхозникам и селянам, без исключения.

Но жизнь еще долго испытывала отца и мать на прочность, были у них и драмы, и трагедии в судьбе. И все они сумели преодолеть, сохранили и любовь, и семейные узы.

  • Я так понимаю, что вы говорите это как бы в укор нынешнему поколению молодоженов, ведь современные браки, как известно, рушатся по самым ничтожным поводам… И это притом, что нет ни голода, ни каких-то страшных эпидемий, ни каторжного труда…
  • Я вообще считаю, что все, кто родился после 45-го, уже счастливые люди. Впервые за всю тысячелетнюю историю России наша страна не воевала на своей территории 70 лет, за исключением, конечно, Чечни. Но эта позорная страница деятельности Ельцина Б.Н.

Что касается нынешнего поколения молодоженов, то браки, к сожалению, рушаться одинаково у тех, кто живет в достатке и в не достатке. Поэтому достаток наверно важен, но это не самое главное. Наверно не хватает терпения. Когда первая страсть проходит, остаются семья, дети. А это уже повседневный труд. Очень печально, что у нас с каждым годом увеличивается количество детей, которые живут не в полноценной семье, как правило, без отца. Что с этим делать? Не знаю!

  • Значит, и вы — счастливый человек, раз родились в 1953-м?
  • Выходит, так. Я родился, когда послевоенная жизнь уже устоялась. А вот мать и отец хлебнули лиха. В 48-м, когда их первенцу Ире было всего три годика, пришла в семью беда. Весна тогда выдалась поздняя, было холодно, и вода стояла еще высоко вдоль дороги. Родители собирались на первомайскую демонстрацию. Отец вышел с Ирой в сад, а мать в доме задержалась. Он пошел поторопить ее, а когда они уже вдвоем вышли, то увидели, что девочка каким-то образом оказалась в канаве с водой. Потом выяснилось, что малышка умерла от разрыва сердца. Видимо был сильный испуг от соприкосновения с очень холодной водой. В течение полугода мать практически ежедневно ходила на кладбище и долго простаивала у могилы. Отец всю жизнь прожил с чувством огромной вины, что не уследил за дочерью. А в первые месяцы он практически с трудом работал шофером, так как у него было постоянное видение, что на шоссе навстречу машине бежит с распростертыми руками Иринка.
  • Да, многое пережили ваши родители! И ведь остались родными и близкими друг другу людьми, не погубили свою любовь взаимными укорами и обвинениями.
  • Крепкие духом были люди. Закаленные сердцем и, в то же время, очень добрые и понимающие. Умели прощать других и требовать от себя самого. Собственно, я воспитывался не столько словами, сколько поступками родителей, в которых всегда видел образец для подражания. Отец мой прожил долгую жизнь — 89 лет, мама умерла раньше него. Но по сей день стоит и будет стоять их дом, в котором я родился. Это для меня святое. А новый современный дом я построил рядышком на том же участке. Там теперь живу с женой практически постоянно. Будние дни проводим в Москве, в квартире, а на выходные обязательно едем в деревню Дергаево, которую в настоящее время окружил город Раменское.
  • Вы были депутатом Московской областной Думы, затем, последние 15 лет -Государственной. Наверное, появлялась у вас возможность, и не раз, чем-то помочь своим землякам?
  • Я отвечу в целом, не вдаваясь в конкретику. Всегда, на всех должностях и постах я старался быть полезным своим односельчанам. Знал их нужды и по мере возможности приходил на выручку.
  • Сейчас модно обсуждать такое понятие, как «кризис среднего возраста». Считается, что суть его — в некой переоценке своей жизни, в ностальгии по прошлому, в ощущении пустоты и одиночества… Все это якобы вызвано у многих мужчин внезапным осознанием того, что они живут не своей, а какой-то чужой жизнью, и что подлинная жизнь могла сложиться совсем иначе… Вам знакомы эти переживания?
  • Нет, наверное. Всякие бывают настроения, но такого, чтобы считать жизнь напрасной или не своей, а чужой — этого нет. Видимо, меня этот самый «кризис среднего возраста» не коснулся. А может, просто некогда особенно задумываться и копаться в прошлом. Скажу так: я с юных лет твердо знал, чего хочу в жизни, это -работа (на первом месте), становление себя как личности и, наконец, семья. У меня все четко, все по плану. И я вижу в таком отношении к жизни только плюсы.
  • Но, в самом-то деле, не мечтали же вы в детстве стать депутатом Госдумы?! Или все же всегда хотелось быть «большим начальником»?
  • Отвечу честно: никаких особых мечтаний, как у большинства мальчишек, у меня в детстве не было. Я имею в виду, к примеру, стать летчиком, космонавтом, пожарным… В общем – «героем нашего времени». Наверное, я всегда был все-таки человеком из реальной жизни. И путь мне был предначертан один — Раменский приборостроительный завод (РПЗ), так называемый «почтовый ящик». Туда меня устроил отец.
  • А что, для оформления на завод простым рабочим в начале 70-х нужно было устраивать?
  • Дело в том, что в моем понимании простых рабочих не бывает. К примеру, чтобы стать высококлассным фрезеровщиком требуется 5-7 лет. И только тот человек, который достигает совершенство в одной профессии, может рассчитывать на хорошую зарплату и уважение в коллективе.

Приборостроительный оборонный завод – это многотысячный коллектив с разными цехами. Отец прекрасно понимал, что производит каждый цех. После его рассказов меня заинтересовали сборочные цеха, так как там непосредственно собирались приборы для  летательных аппаратов.

  • И что, простой шофер имел возможность договариваться?
  • Я бы сказал, не простой шофер. Хочу напомнить, что после ранения и демобилизации в 43-м году он пришел на завод. Водители были. Но тех, кто мог выехать за пределы Московской области, были единицы, не более 8-9 человек. В дальние командировки направлялись только те, кто блестяще знал материальную часть машины и в условиях бездорожья и отсутствия по нынешним понятиям сервисных услуг, был уверен в том, что самостоятельно может отремонтировать машину в случае поломки на трассе, особенно зимой. Поэтому таких водителей директор завода знал лично по фамилии, имени и отчеству. Но с возрастом старые раны дали о себе знать. С ногами становилось все хуже и пришлось отцу расстаться с «баранкой». Пошел слесарить, благо навык было не малый.
  • Ну, и как ваш поход рабочим в сборочный цех? Не разочаровал?
  • Нет, не разочаровался! И вот почему. Когда я определился в принципе, отец попросил начальника цеха оформить меня на участок сборки «интеграторов». Это приборы, которые устанавливаются в головной части ракеты и ведут ее по строго заданному курсу. Это небольшой участок, в котором работало 18-20 мужчин. Проблема заключалась в том, что по статистике из трех человек на участке через полгода оставался один. Поскольку, чтобы собрать этот прибор, и он на самой последней стадии сборки прошел бы все испытания, нужно четкое взаимодействие головы и рук и в определенной степени интуиции на каком-то подсознательном уровне, чтобы при подвеске гироскопов на раму прибора не пережать сепараторы подшипника, диаметр шариков которых 0,2 мм.  Восемь подшипников. Момент пережима почувствовать практически не возможно. Если даже один из восьми сепараторов будет поддавлен, при окончательной сборке прибор не пройдет испытания. А разбирать и пытаться перевешивать на новых подшипниках  — это «катастрофа» для слесаря-сборщика. Для производства – колоссальные убытки. Для сравнения: стоимость одного подшипника равнялась стоимости средней зарплаты рабочего того времени.
  • И вы прошли эти испытания?
  • Когда я осознал, что у меня получается, я действительно себя зауважал. Но самое ценное, что я тогда впервые столкнулся с коллективом взрослых людей, разных по возрасту, характеру. Людей, очень ко мне доброжелательных. Людей, умеющих дружить, шутить, а после работы и как следует выпить. Меня поражали эти грубоватые мужские пальцы на ладонях, которые выполняли поистине ювелирную работу.
  • Я так понимаю, Юрий Александрович, что у вас-то как раз и был некий врожденный подход…
  • Видимо, так. Не подвел отца, и это главное. Да и маму — она тоже на РПЗ работала, в отделе кадров. И потом, с годами, умение почувствовать уже не деталь, а человека мне очень помогало в жизни. А тогда, в 1970-м, я поступил на вечернее отделение нашего Раменского филиала МАТИ — Московского авиационно-технического института, потому что не хотел висеть на шее родителей, тем более, что к двадцати годам я женился.
  • Семья, работа, институт… И все это сразу, да в 20 лет! Вы взяли очень высокую планку, это как-то повлияло на ваш дальнейший рост, карьеру?
  • Знаете, на счет роста, карьеры… В те годы слово «карьера» воспринималось скорее негативно. Вопрос в другом. Конечно, человек должен ставить перед собой какие-то задачи, рубежи, к которым он должен стремиться. Иначе жизнь бесцельна. Чем ближе подходило время к получению диплома, тем больше меня тяготила бумажная работа инженера-технолога. По сути своей, мне очень нравилась работа с людьми, быть в гуще событий, чтобы завтрашний день не был похож на сегодняшний. Для меня абсолютно не было случайным вступление в 20 лет в ряды КПСС. Я возглавлял несколько лет цеховую комсомольскую организацию, которая насчитывала более 140 человек.
  • Что же, вы на ниве инженера себя совсем не видели?
  • Вы хотите услышать более радикальный ответ? Тогда скажу так. Будучи эксклюзивным слесарем-сборщиком я ощущал себя более комфортно и по зарплате и по отношению со стороны руководства цеха. При переходе в инженеры на таких масштабных предприятиях сталкиваешься с колоссальной конкуренцией среди ИТР. На более-менее высоких должностях, начиная от должности заместителя начальника цеха, одни и те же люди сидели десятилетиями, то есть никаких перспектив в обозримом будущем не прорисовывалось. Понимание этого расстраивало меня и вгоняло в тоску. И вот однажды вечером я сильно задержался на работе. Иду по коридору, вижу — плакат с фотографиями членов и кандидатов в члены Политбюро. И под каждым портретом — кратенькая биография. Я огляделся по сторонам, снял этот плакат и домой принес. Там развернул и стал внимательно изучать скупые тексты.

Анализ биографий этих уважаемых людей показал мне интересный алгоритм. Независимо от профессии и отрасли, в которых начинался трудовой путь, они обязательно по жизни проходили освобожденную комсомольскую  и партийную работу, а также работу советских и хозяйственных руководителей. И это меня заставило призадуматься.

В последствии я неоднократно задавал вопрос большим партийным работникам, в чем здесь логика?

Мне отвечали, — это системная работа по подготовке и расстановке кадров. Если человек справлялся на одном участке работы, то его перебрасывали на другой. и т.д., чередуя партийную, советскую и хозяйственную. Считалось, что такие люди нарабатывают большой кругозор и опыт. Становились как бы универсальными руководителями.

  • Ну хорошо, задумался, прикинул. А что пришлось делать, чтобы попасть на комсомольскую работу?
  • А вот как раз ничего. Дело случая. В Раменском городском комитете комсомола освободилась ставка инструктора. Первый секретарь Евгений Рыцарев
    (в последствии дипломатический работник высокого ранга) попросил секретаря комитета комсомола РПЗ Славу Желнакова рекомендовать  человека с производства. Выбор  пал на меня. Я не отказался, потому что морально был готов к этому.
  • Вряд ли один только вы разгадали этот алгоритм, но ведь лишь единицы смогли реализовать. Значит, помимо понимания, как действовать, нужно что-то еще?
  • Да, когда пришел на работу в горком не думал о каких-то алгоритмах. Я был полон ответственности. Действительно боялся не оправдать доверие. Был абсолютно уверен, что не имею право не выполнять то, что кому-то обещал, даже в мимолетном разговоре.

На меня свалился мгновенно огромный круг общения с комсомольскими организациями, редакциями газет, спортивных клубов, взаимодействие с партийными организациями предприятий и много, много чего.

Позже мне сказали, что где-то через 3-4 месяца с начала моей работы многие стали замечать мою абсолютную обязательность.

  • Вот с кем из комсомольских работников не поговоришь, все с восхищением вспоминают эту эпоху.
  • Да, это действительно так. Ведь  той атмосферы дружбы, товарищества, умения постоять друг за друга в партийных организациях не было. Мы были молоды и искренны. Работники аппарата постоянно находились в городских и районных  организациях. Мы проводили субботники, концерты самодеятельности, создавали комсомольско-молодежные строительные отряды для важнейших строек Московской области, отмечали юбилеи и памятные даты… Могли и выпить хорошенько, и закусить, а на утро голова свежая, по молодости, и опять «на подвиги». Из комсомольской номенклатуры быстро отсеивались люди мелочные, злопамятные, мстительные, непорядочные.
  • И сколько лет вы отдали Раменскому комсомолу?
  • 8 лет. Прошел путь от инструктора до первого секретаря горкома комсомола. И всегда гордился и горжусь своей комсомольской организацией. Она была в десятке лучших по всем направлениям  работы в Московской области. Я горжусь  тем, что в мою бытность наши комсомольско-молодежные строительные отряды занимали первые места в социалистическом соревновании на комсомольских ударных стройках  при строительстве производственных мощностей Воскресенского химкомбината и Давыдовского завода по производству сельскохозяйственных работ.
  • Ну, хорошо, работали 8 лет и постоянно ждали, что вам что-то предложат? И кто предложит?
  • Ох, какой классный вопрос! В той системе реально могли  что-то предложить только обком ВЛКСМ  и горком партии. Причем только  при условии успешно выполненных своих обязанностей.  В противном случае  это твои проблемы.  Я всегда реально  понимал, что у руководства можно  что-то попросить один раз  и то при условии, что  ты это заслужил. В этой самооценке нельзя ошибаться. Ко мне  очень хорошо, по-дружески относились практически все руководители промышленных предприятий, строителей, колхозов и совхозов.  Меня воспринимали как надежного, серьезного человека. Когда объективно наступило время, я воспользовался правом попросить.
  • Могу предположить, что согласно биографии членов Политбюро, просились на хозяйственную работу?
  • Вот так и знал, что будете алгоритмом попрекать. Действительно, у первого секретаря горкома партии Смирнова Леонида Витальевича (будущего заместителя министра текстильной промышленности  РСФСР) я попросился на хозяйственную работу. Спросил куда хочешь? Ответил лукаво: «Куда партия пошлет». Но я был уверен, особо далеко не пошлет. В последствии меня назначили главным инженером филиала Московского электрозавода им. В.В.Куйбышева, ныне Раменского электротехнического завода. Я хочу сказать о другом. Мотивов для ухода  из комсомола  было два. Первый – я честно отработал 8 лет. Мне исполнилось 31 год, это традиционный  рубеж. Второй – за мной шел мой товарищ, второй секретарь Чаплин Юра, пользующийся большим уважением в комсомольской организации района, моложе меня на 2 года.  И если я не уступаю ему место и он не избирается первым секретарем в 84-м году, то в следующем году его по возрасту обком комсомола не пропустит.
  • Это к вопросу о порядочности в отношениях или комсомольском братстве?
  • Ну, безусловно, мы все обязаны думать о тех, кто рядом с нами. Я бесконечно рад, что Юрий Константинович после меня возглавил городскую комсомольскую организацию. В дальнейшем он стал политиком федерального уровня — членом Совета Федерации. Он сыграл исключительную и определяющую роль для  нашей Московской области. К сожалению, об этом мало кто знает.
  • Вот так заинтриговали! А что произошло с Московской областью?
  • К счастью, ничего не произошло. Но могло произойти…

1992 год. Первый мэр Москвы Г.Х.Попов, пользуясь близкими отношениями с Ельциным, уговорил Бориса Николаевича объединить Москву с Московской областью. Об этом случайно узнает губернатор области Тяжлов А.Н. и обескураженный приезжает к себе в кабинет. Приглашает своих помощников
Чаплина Ю.К. и Юдакова С.В. (ныне первый заместитель председателя Мособлдумы) и говорит, что Указ об объединении готовится и возможно будет подписан сегодня. Нужно срочно встретиться с Ельциным, но о чем говорить, какие аргументы можно привести против Указа?

Юрий Константинович и Сергей Викторович оперативно подготовили справку на имя Президента РФ, где лаконично и четко обосновали, что лидер объединенной Москвы с Подмосковьем с учетом промышленного и научного потенциала, а также численности населения при выборах Президента РФ становится доминирующим политиком.

С этим документом Анатолий Степанович Тяжлов тут же поехал к Борису Николаевичу. Тот нехотя его принял, сразу сказав, что Указ лежит на столе, и он будет подписан. Анатолий Степанович обратился только с одной просьбой прочитать короткую справку. Как потом рассказывал Тяжлов А.С., чем внимательнее вчитывался в документ Ельцин, тем задумчивее он становился. Долго смотрел в окно. Потом опять начал внимательно вчитываться. Затем резко положил справку на стол, из правой стопки документов взял подготовленный Указа, разорвал, выбросил в урну и сказал: «Анатолий Степанович, идите работать». Вот такая интересная история.

  • Да, действительно интересно. В общем, сыграли на личных амбициях Президента РФ.
  • В целом, конечно, да, но это — сущая правда. Действительно, образование такого огромного субъекта Российской Федерации равносильно появлению государства в государстве. На мой взгляд, заслуга Чаплина и Юдакова в том, что они, хорошо разбираясь в экономике и политике, оперативно подготовили лаконичный, убедительный документ.
  • Переход в другой, незнакомый коллектив всегда стрессовая ситуация. Как принял завод нового главного инженера?
  • Меня приняли очень доброжелательно. Прежде всего, директор завода – Радченко Николай Пахомович, человек, прошедший долгую системную производственную жизнь.

Люди: начальники цехов, инженеры, рабочие  с интересом присматривались, что за молодого «кадра» к ним прислал горком партии. Производство – дело суровое. План продукции, как правило, был на грани технологических возможностей предприятия. А задача главного инженера – обеспечить электроэнергией, теплом, чтобы оборудование работало, вовремя совершенствовать технологический процесс, особенно, когда разрабатывается новое изделие.

  • Кстати, какую продукцию выпускал завод?
  • Мы поставляли по всей территории Советского Союза измерительные трансформаторы тока и напряжения для подстанций, обеспечивая надежное электроснабжение государства. Также отправляли за рубеж и для собственных нужд оборудование для газоочистки цементных, химических и металлургических предприятий.
  • Непонятно, все-таки. У вас опыт инженера – три года. Далее восемь лет общественной работы, и сразу главный инженер?
  • Претензии к квалификации?
  • Ну, что-то в этом роде.
  • Если честно, через месяц ясно почувствовал, что граматешки не хватает. Иной раз попадал в курьезные ситуации. Но это очень бодрило! Чем спасался? С утра до вечера был в цехах, а вечерами допоздна изучал техническую литературу. Все-таки базовое образование авиационного технологического института дало возможность быстро разобраться в электротехнике.

Помогло умение общаться с людьми, найти к каждому подход. И главное в ходе разговора не строить умную физиономию. Люди сразу чувствуют неискренность и чванство. Поэтому ко мне относились хорошо и старались мне помочь.

К концу первого года работы на заводе я уже мыслил стратегически, охватывал весь комплекс вопросов, за которые отвечает главный инженер. По городу и заводу пошли слухи, что парня прислали толкового.

  • На заводе проработали не долго, кажется два года? Дальше – секретарь горкома партии. Это тоже случайно?
  • Может случайно, может не случайно! В 86-м году первым секретарем городского комитета партии избрали Соколова Александра Сергеевича, до этого работавшего директором в совхозе «Подмосковный». Самое примечательное, что ему было всего 37 лет. Месяца через два-три он звонит моему директору с желанием посетить заводское партийное собрание,  с просьбой, чтобы на этом собрании выступил главный инженер. Перед собранием приехал на завод, походил по цехам, пообщался с людьми и после собрания уехал. А через месяц вызвал меня и сказал, что областной комитет партии рекомендует мою кандидатуру для избрания вторым секретарем,  который должен отвечать за промышленность, строительство, транспорт и многое другое. Я сам был удивлен. Мне было 33 года.
  • И все-таки карьерный алгоритм просматривается?!!
  • По всей видимости, просматривается. Главное в другом. Вы обратили внимание, прежде чем решать по мне кадровый вопрос, первый секретарь приехал на завод. Два часа ходил по цехам, это потом было ясно с какой целью. Послушал мое выступление на партсобрании и только потом принял решение. Если бы были отрицательные отзывы, то ничего и не было.
  • Ну, хорошо, согласен. Поговорим о партии.
  • Можно поговорить о партии, но, боюсь, это будет скучно, потому как говорить развернуто надо долго. Да, мы системно работали с предприятиями и министерствами всех отраслей народного хозяйства, представленных в районе. Мы действительно знали людей на местах и старались быть к ним как можно ближе. Период нашей работы пришелся как раз, начиная с восторга горбачевской перестройки и до уныния ее печального завершения.
  • Вы как секретарь горкома партии ощущали ли в ближайшее время крах КПСС?
  • Сначала нет. Но вскоре резко ухудшилось экономическое положение в стране. Люди начинали нервничать, так как плохо стало с потребительскими товарами, хуже стало с продовольствием. Мне и моим коллегам чаще пришлось выезжать в трудовые коллективы. Явственно нарастало напряжение.

Особо в памяти осталась одна из встреч. Директор крупного авиаремонтного завода позвонил утром и очень просил приехать и выступить перед людьми. Договорились на 17 часов.  Приезжаю. Захожу в зал дворца культуры. В зале – 350-400 человек. Удивительная тишина. Я как-то сразу почувствовал тяжелую ауру в зале. Мне стало не по себе от большого количества напряженных, внимательных пар глаз, которые тебя буквально пронизывали. Люди ждут от меня внятных пояснений, что происходит в районе, области, государстве.

Но им невдомек, что, к большому сожалению, не смотря на то, что я секретарь горкома партии и сам далеко не все понимаю, что происходит. С тяжелым чувством встаешь за трибуну, реально оценивая, что если в течение 5-8 минут ты не завладеешь их сознанием, не найдешь нужные слова – они снесут со сцены. В то время я действительно набрал колоссальный опыт, который впоследствии дал возможность выступить в любой аудитории. Тяжелое было время.

  • Значит, до конца верили в незыблемость партии. Интересно…
  • Нет, не до конца. В это время уже рухнула Польская рабочая партия. Шли революционные процессы в странах Восточной Европы. А когда 25 декабря 1989 года расстреляли руководителя Румынии – Чаушеску с женой, то стало ясно: у нас будет не просто.

Партбилет члена КПСС хранится дома. Это огромная часть моей жизни.

  • А что заставило вернуться на завод?
  • Здесь опять дело случая. Мой многоуважаемый директор завода Николай Пахомович Радченко уходит на заслуженный отдых в возрасте 68 лет, и ко мне в рабочий кабинет пришли делегаты с завода с просьбой, чтобы я вернулся в качестве директора.
  • И с радостью согласились?
  • Да, но при условии, что головной Московский электрозавод отпустит Раменский филиал в самостоятельное плавание и даст заводу собственное юридическое лицо. Иначе мне было бы стыдно перед родным городом, так как до этого Раменский филиал все налоги отчислил в Москву.
  • Да, это действительно важно. Раз люди живут и работают в городе, то и город должен получать деньги в местную казну на его жизнедеятельность. Продукция завода должна быть востребована.
  • С этим у меня особых проблем не было. В тяжелые 90-е годы, когда людей сокращали с предприятий, замораживали заработки, у меня люди получали хорошо, и валовка с каждым годом росла.
  • За счет чего?
  • Для того чтобы получить сверхприбыль, на рынке должен быть товар, которого нет у других. Но это не может быть бесконечно, так как этот товар конкуренты скопируют. Пока конкуренты копируют, необходимо разработать новый товар и запустить его в производство.

Для этого пригласил на завод талантливых конструкторов Зихермана Михаила Хаймовича и академика Брянцева Александра Михайловича. Предоставил им в распоряжение цеха. Рабочие и технологи им помогали во всем. Дело пошло.

У меня с ними были особые договоренности по финансовому стимулированию. Они получали вознаграждение в процентах от проданных их изделий, так называемые роялти. Эти люди постоянно генерировали новые идеи  и практически сами с помощью завода их воплощали в жизнь.

  • Это не означает, что они зарабатывали больше директора?
  • Как вы ухватили мысль. Безусловно, они зарабатывали значительно больше директора. Это у некоторых моих коллег вызывало недоумение и неприятие. В ответ своим оппонентам я говорил, что готов платить любому столько, кто будет приносить новые технически конкурентные изделия. Но это удел единиц.

Кстати, за внедрение в производство управляющих шунтирующих  реакторов разработки академика Брянцева А.М., с помощью которых уменьшались технологические потери электроэнергии в сетях, ряд работников завода получили премию Правительства в области науки и техники.

  • В том числе и вы?
  • В том числе и я.
  • Давайте перейдем к депутатской деятельности. Ведь перед Государственной Думой вы были депутатом Московской области. Проявилась ностальгия к общественной работе и жизни?
  • Нет, нет! Это уже другая история.

В декабре 1993 года избирается первая Московская областная Дума из 50 депутатов на освобожденной основе. В силу того, что производственники всех мастей не решилась расстаться с производством, то после избрания в областной Думе оказались юристы, врачи, учителя, работники культуры и многие другие, не имеющие отношения к реальному сектору экономики.

Практика показала, что исполнительная власть области очень тяжело взаимодействовала с депутатами в плане принятия законов, касающихся экономического развития Подмосковья.

У губернатора Тяжлова А.С. с депутатами постоянно были стычки. За три года работы с ними, видать нахлебался. По требованию губернатора депутаты, отказавшись голосовать за формирование будущей Думы  по принципу «50 на 50», то есть 50 депутатов на освобожденной основе, 50 – нет, вынуждены были все же вынести этот вопрос на референдум области.

  • Вот теперь понятно. Нужно было искать крепких хозяйственников.
  • Совершенно верно. Я стал одним из тех, на кого пал выбор. Мне лично Анатолий Степанович предложил избираться. Единственно, что меня смущало, что, если жители области не поддержат идею «50 на 50», мне нужно будет покинуть завод. Такая перспектива меня не устраивала. Но народ проголосовал за это решение с результатом более 90 процентов.

На этом дело не закончилось. Приглашает Тяжлов А.С. и говорит: «Я тебя прошу возглавить комитет по народнохозяйственному комплексу». Отвечаю: «Это абсолютно исключено, поскольку придется покинуть завод». И уехал. Проходит неделя,  опять просит зайти. Я, говорит,  твою проблему решил, по тебе персонально Дума проголосует, разрешив совмещение должностей директора завода и председателя комитета.

  • Ну и что, додавил?
  • Додавил.
  • А зачем ему это было нужно?
  • Данный комитет отвечал за промышленность, строительство, транспорт, энергетику – важный комитет. Видимо я оказался из тех, кому он больше доверял.
  • Ну и как на двух креслах?
  • Честно скажу, очень скоро я об этом пожалел. Никогда не верьте, что человек может эффективно работать одновременно на 2-х -3-х креслах, далеко находящихся друг от друга. Представьте, утро понедельника. Куда ехать на планерку? На завод?
    В Думу? И так — на разрыв постоянно. Поэтому жизнь заставляет все равно выбирать что-то одно.
  • И вы выбрали депутатскую деятельность в Государственной Думе.
  • Меня больше тянуло в производство, а становиться депутатом Государственной Думы в мои планы не входило. Более того, эта тема меня интересовала мало. А произошло … Догадайтесь-ка, что произошло?
  • Не знаю, может, какие-то форсмажорные обстоятельства?
  • Что-то в этом роде. В октябре 1998 года приглашает Тяжлов А.С. и говорит, что в декабре 99-го года — выборы в Государственную Думу. Предлагает избираться по Люберецкому одномандатному округу (Для справки: 800 тысяч избирателей, 2 района, 3 города областного подчинения). Дважды я отказывался по той же причине, что хочу остаться в производстве.

Через пару недель приглашает снова. Настроен сурово, но по-товарищески. Посадил за стол напротив, внимательно смотрит в глаза и говорит, что как производственник он меня понимает. Но как губернатор считает, что я веду себя не правильно. То, чего я достиг в жизни, не только моя заслуга, а заслуга партийных организаций области и Раменского района, их руководителей, которые наблюдали за моим творческим потенциалом, выдвигали, доверяли и поддерживали. В настоящее время Московской области необходимо достойное представительство в Государственную Думу, а у него нет другого человека, который может в реальной конкурентной борьбе гарантировано выиграть округ. Я ему говорю: «Я  Люберцы и Дзержинск совсем не знаю». Отвечает: «С Люберцами и Дзержинском поможем, у тебя абсолютная узнаваемость и авторитет у населения Жуковского, Бронниц и Раменского района»

  • Пришлось опять сдаться? Не часто ли?
  • Вот в этой ситуации «опять сдаться», скорее всего, неуместно. По сути, Анатолий Степанович был прав. Перед ним стояла задача, чтобы в Государственной Думе Московскую область представляли люди зрелые, уравновешенные, способные отстаивать интересы Подмосковья. Нужно было не ошибиться в кадрах во всех округах области, а их было одиннадцать. Поэтому выпендриваться и ставить свои личные приоритеты выше государственных — это действительно было бы уже, мягко говоря, неприлично.
  • Какие самые большие трудности пришлось преодолевать во время выборов?
  • Избирательная компания – это тяжелейшая работа. В течение двух месяцев, практически без выходных, с 8 утра до 8 вечера встречался и проводил по 8-10 встреч во дворцах культуры, на производственных площадках различных отраслей народного хозяйства, учителями, врачами, интеллигенцией и всеми, всеми, всеми, в том числе в жилых кварталах. Разные аудитории, по социальному происхождению и возрасту. И к каждой аудитории ты должен найти свой подход, свои мотивы. Вызывать эмоции так, чтобы слова дошли до сердца избирателей.

Хочу  поведать о большой неожиданности, с которой я столкнулся во время выборов. В общей сложности набралось тринадцать претендентов. Один из них был летчик-космонавт Игорь Петрович Волк, который, напомню, на «Буране» из космоса вошел в плотные слои атмосферы и посадил летательный аппарат на аэродром Летно-исследовательского института в г. Жуковском.

Так вот, возвращаюсь к неожиданности. Апрель 1999 года. Звонок. Знакомый голос депутата Государственной Думы от КПРФ Александра Сергеевича Соколова с пожеланием о встречи. С радостью встретились. В процессе разговора Александр Сергеевич объявляет, что компартия посчитала, что ему необходимо пойти на выборы в ГосДуму по Люберецкому району. Таким образом я невольно встаю на пути человека, который будучи первым секретарем Раменского горкома партии, приглашает меня к себе в партнеры, вторым секретарем, являясь моим другом. А я уступить никак не могу, так как с декабря прошлого года связан обязательством с губернатором и администрацией Президента РФ.

В этой, прямо сказать, дурацкой ситуации, в которую нас поставила судьба, мы усмехнулись и договорились, что друг о друге ни одного плохого слова, а дальше как получится.

Александр Сергеевич выиграл Люберцы и Дзержинск. Мне хватило голосов Бронниц, Жуковского и Раменского района, чтобы победить в целом. Мы до сих пор дружим семьями. Видимо судьба решила проверить нас на прочность человеческих отношений. Очень рад, что это испытание мы прошли с честью.

  • Когда вникаешь в выборы в Госдуму по одномандатным округам, видишь, что конкуренция за мандат составляет от 10 до 18 человек, задаешься вопросом, а что так тянет туда людей? Реально изменить ситуацию в стране к лучшему, личные амбиции или еще что-нибудь?
  • Не готов ответить за всех. У каждого свои мотивы. Безусловно, Дума дает депутату возможность проявить себя в медиа-пространстве, чтобы он был узнаваем на всю страну, многие над этим системно работают.

Но если на Госдуму смотреть прагматично, то это, прежде всего, «фабрика» по производству законов по всей сфере экономической, социальной и политической жизни государства. Главная задача депутатов, чтобы эта «фабрика» эффективно работала.

Вообще, депутатов, которые системно, изо дня в день занимаются законами, готовят их на заседание Комитета, работают с министерствами и ведомствами, выходят с ними на трибуну Госдумы, не так и много. По моим оценкам – не более 90-100 человек.

  • С чем вы столкнулись, когда впервые прошли в Госдуму? Может быть, какие-то конкретные задачи перед собой ставили?
  • Госдума работает по фракционному принципу. Поэтому, несмотря на то, что избирался по одномандатному округу и, с одной стороны, являлся самостоятельным депутатом, а с другой —  должен был войти в какую-то политическую структуру в Госдуме, без колебаний выбрал партию «Отечество – Вся Россия», тем более эту фракцию возглавлял Евгений Максимович Примаков.
  • Я вспоминаю, «Отечество» было насыщено очень яркими и известными людьми.
  • Это действительно так. Напомню некоторые фамилии: Пастухов Борис Николаевич, Кулик Геннадий Васильевич, Куликов Анатолий Сергеевич (в прошлом – министр внутренних дел РФ), Куликов Виктор Георгиевич, маршал СССР, Кокошин Андрей Афанасьевич и многие другие. Первоначально фракция насчитывала 46 человек.
  • Это, кажется, не много! Может, я не прав?
  • Действительно, сравнительно небольшая, но очень моторная фракция. Меня назначили заместителем председателя Комитета по энергетике, транспорту и связи, где мне было поручено курировать электроэнергетику.
  • И вы этому Комитету не изменяли все 15 лет работы в Думе. А какие были первые впечатления?
  • Первое, я очень благодарен судьбе, что познакомился с Николаем Ивановичем Рыжковым и Виктором Степановичем Черномырдиным. Никогда не мог себе представить, что буду сидеть с этими легендарными людьми за одним столом и вместе обсуждать насущные для страны законы, и не только законы. В общении это прекрасные, доступные и, безусловно, неординарные люди.

Второе впечатление – быстро осознал, что, не имея юридического образования, очень сложно не то что писать – читать законы. Иногда приходилось перечитывать абзацы законов по 5-6 раз для того, чтобы понять заложенную мысль. Но практика показала, что со временем это проходит.

  • Мне очень понравилось, как вы сказали, что Дума – это «фабрика» по производству законов. А какова ваша роль на этой «фабрике»?
  • Оглядываясь назад, без ложной скромности, считаю ее значительной. В течение двух с половиной лет пришлось заниматься с одним из самых тяжелейших законов по сути, и политическому звучанию в обществе, законом «Об электроэнергетике».

В конце 90-х годов сложилась тяжелейшая ситуация с ценой на электроэнергию. Стоимость 1 кВт/час в разных территориях нашей страны отличалась до 15-18 раз. В Конституционный суд стали приходить жалобы на то, что государство не обеспечивает равные права гражданам согласно Конституции России. Это действительно была проблема, требовавшая кардинального решения.

  • А что произошло с электроэнергетикой? Все помнят, что в советское время на всей территории Союза стоимость кВт/час была для населения 4 коп. и для промышленности 2 коп.
  • В советское время вся электроэнергетика страны работала по котловому методу. Любая электростанция, а их огромное количество: тепловые, атомные, гидро, с учетом своих технологических особенностей имеют свою себестоимость производства кВт/час. Раньше все это усреднялось и продавалось за 4 коп. Строительство новых электростанций, согласно плану развития, финансировалось, в том числе, за счет средств, выделенных Правительством СССР.

В 1992 году из-за отсутствия средств государство отказалось от электроэнергетики, было принято решение отрасль акционировать и создать РАО «ЕЭС  России». Все перешли на свои «коврижки». Поэтому в каждой области, крае или республики электростанции выдавали каждый свою цену, согласно технологической эффективности оборудования.

Еще немаловажный фактор. Для обеспечения государства гарантированной электроэнергией, необходимы были средства на строительство новых генерирующих мощностей, модернизацию старых, требовались средства и для электросетевого хозяйства. В то время 14 регионов  имели острый дефицит электроэнергии, в том числе Московский регион, Санкт-Петербург.

Необходимо было создать условия в отрасли для привлечения внебюджетного капитала.

  • Если честно, я впервые, как обыватель, далекий от электроэнергетики, получил ясные, как мне кажется, для каждого человека разъяснения. Почему над законом работали так долго? 2,5 года!!!
  • Вы знаете, я не хотел бы запутывать читателей изложением подробностей. Первое, очень важно, что в советское время была построена уникальная единая энергосистема, работающая как маятник от западных границ до Байкала. Отрасль регулировалась постановлениями Правительства СССР. Отрасль своего закона не имела.

Второе, чтобы свести отрасль в закон, да к тому же прописать взаимодействие всех субъектов электроэнергетики по-новому, в том числе, описать работу оптового и розничного рынка электроэнергетики, требовались особые усилия.

В-третьих, провести огромную разъяснительную работу среди профессионалов и политиков. Реформа электроэнергетики обсуждалась практически на всех площадках Госдумы, Совета Федерации, Союза российских промышленников и предпринимателей и т.д. Была создана комиссия при Президенте РФ.

  • Проходило все очень сложно?
  • Сложно? Это очень мягкое слово. При подготовке законопроекта во втором чтении депутатами было подано рекордное количество поправок — 1880. Чтобы понять, что это такое, скажу — когда 14 февраля 2003 года в одиннадцать часов я встал на трибуну Госдумы представлять законопроект, то отвечал на вопросы коллег от всех политических партий до 16 часов 40 минут с небольшим перерывом. Это своего рода рекорд стояния на трибуне. Закон был принят и подписан Президентом РФ 26 марта.
  • Вы получили от этой работы удовлетворение?
  • Скажу честно, где-то в течение полугода до рассмотрения закона очень нервничал. Психологическая атмосфера вокруг закона была тяжелейшая. Реально понимал, что будут попытки меня атаковать вопросами, запутать, сбить с толку, чтобы провалить закон на трибуне.

Но понимал и главное – это политическая борьба, от которой уйти не возможно. На мне лежала ответственность перед многими людьми, которые готовили со мной закон. Это ответственность перед фракцией, если хотите перед Президентом РФ.

Был очень удовлетворен, что не дал ни какого шанса оппонентам усомниться в своей подготовке.

  • В Думе пятого созыва вы были избраны Председателем Комитета по энергетике. Что-то было для вас важным в этот период?
  • Работа была интенсивная. Систематически Правительством и депутатами вносились поправки по совершенствованию законов в части развития топливно-энергетического комплекса. Но самое важное для меня и страны было то, что в этот период был принят полноценный закон «О теплоснабжении».

Тяжелейшая ситуация в коммунальном хозяйстве. В мегаполисах и крупных городах тепло вырабатывают теплоэлектроцентрали, котельные разных мощностей, работающие на разных видах топлива. Необходимо регулировать  взаимодействие тепловых сетей. При этом все эти объекты принадлежат разным собственникам. Срочно требовался закон, который бы позволил мэрам городов и руководителям муниципальных образований  системно работать со всеми тепловиками, координировать взаимодействие по реконструкции, строительству новой инфраструктуры и планово готовиться к очередному осеннее-зимнему периоду.

Закон «О теплоснабжении» был разработан в 2007 году, в течение двух с половиной лет не мог пройти согласование в министерствах и ведомствах. Много было противоречий, поэтому Правительство РФ внесение законопроекта в Госдуму безнадежно затягивало, и перспектив я не видел.

  • Что оставалось делать в этом случае?
  • Вот и я думал, что делать? Решил после очередного заседания правительственной комиссии по ТЭКу подойти к ее председателю – Сечину И.И. (вице-премьеру Правительства РФ). Предложил Игорю Ивановичу следующий подход. Я и член Совета Федерации Межевич В.Е. (один из разработчиков) вносим закон за своими подписями.

После первого чтения, при подготовке окончательного варианта, создаем рабочую группу из представителей всех заинтересованных министерств и ведомств, которая будет работать под моим руководством в кабинете Председателя Комитета по энергетике. Условие одно: представитель министерства или ведомства, не взирая на должностной ранг, имеет решающее слово.

Игорь Иванович поддержал предложение, и мы начали работать по этой схеме.

Такой подход оказался очень удачным. В течение четырех месяцев мы все вместе доработали закон. Государственная Дума приняла, а 20 июля 2010 года его подписал Президент РФ. Таким образом, с принятием закона мы получили отрасль – теплоснабжение.

  • Хороший метод! А главное — эффективный.
  • Как у католиков. При избрании Папы Римского, кардиналов запирают в зале и не выпускают до тех пор, пока не изберут.
  • Совершенно верно. Я обратил внимание на стене вашего кабинета на фотографию, на которой вы в Кремле рядом с Президентом РФ Медведевым Д.А. за столом переговоров с какой-то иностранной делегацией. Что это за делегация и почему именно вы на переговорах?
  • В 2011 году Президент РФ Медведев Д.А. принимал в Кремле Федерального Президента Германии Кристиана Вульфа. Я там оказался потому, что в течение уже 8 лет возглавляю в Госдуме межфракционную парламентскую группу дружбы с Германией. В настоящее время в эту группу входят 92 депутата. На этой встрече я делился оценкой наших взаимоотношений с коллегами из Бундестага.
  • Это очень интересно. Как часто происходят встречи? О чем говорите?
  • С определенной периодичностью немцы приезжают к нам, а мы приезжаем к ним. Круг обсуждаемых вопросов безграничен. Это политика, экономика, образование, культура и многое другое. Главное, на мой взгляд, то, что мы между собой ввели многолетнюю традицию – разговор вести прямой, откровенный, без особых сглаживаний проблем, чтобы быстрее понимать друг друга. Здесь мы осмысленно отдаем себе отчет — мы не дипломаты, мы – депутаты.
  • Так что рубите друг другу правду-матку? До конфликтов не доходит?
  • Вопрос не в конфликтности. С пеной у рта никто не разговаривает. Переговоры в такой форме хорошую услугу государству не окажут. Речь идет о твердом и ясном изложении мыслей. Главное знать дело, четко аргументировать позицию.
  • Ну, хорошо. А можете привести конкретный пример вашего взаимодействия, который можно как бы «пощупать»?
  • Могу. Думаю, многие помнят, как тяжело решался вопрос о проекте «Северный поток» по транспортировке российского газа по Балтийскому морю от Санкт-Петербурга до Германии. Не мало было вопросов, связанных с экологической безопасностью проекта. По этой теме профессионально работали специалисты. Однако были представители государств, в первую очередь, Литвы, Латвии и Эстонии, которые просто безобразничали и всячески препятствовали продвижению проекта.

И вот уже на последней стадии переговоров, когда экологи и технические специалисты согласовали проект, оставалось убедить парламентариев прибалтийских государств, Государственная Дума вышла с инициативой  провести в Питере Межпарламентскую конференцию «Проект «Северный поток». Парламентское измерение». Конференция состоялась 31 марта 2009 года.

Нам удалось собрать парламентариев этих государств в одном зале. Была жаркая дискуссия, в которой я принимал участие. И очень важно, что тогда огромную, без преувеличения, роль сыграли депутаты Бундестага. Они поддержали наш проект и активно убеждали коллег из других государств  сделать то же самое.

После этого, в течение двух месяцев, все парламенты прибалтийских государств проголосовали за «Северный поток», и вскоре началось строительство первой нитки газопровода.

  • В нынешнее далеко не простое время в отношениях с Европой как часто приходится общаться с парламентариями Германии?
  • Скажу прямо, в 2014 году контакты резко сократились. Но с декабря прошлого года неожиданно германские депутаты активизировались. Приезжала, во главе с моим коллегой Бернаром Кастером,  группа дружбы с Россией. Было несколько контактов с германскими парламентариями по линии Председателя Государственной Думы и председателя Комитета ГД по международным делам.

3 и 4 марта я возглавил  официальную делегацию депутатов Госдумы в Берлин, где проходили встречи в Бундестаге и министерстве иностранных дел Германии. Диалог необходим. Будем и дальше системно работать в этом направлении.

  • Пользуясь случаем, хотел бы уточнить. Вы, кажется, были секретарем Парламентской комиссии по расследованию аварии на Саяно-Шушенской ГЭС?
  • Да, был.
  • Погибло огромное количество людей. Вы были в гуще событий. Ваша оценка причин случившейся трагедии?
  • Я прилетел на ГЭС на третьи сутки, впечатление было ужасающее как от самой аварии, так от той невыносимой атмосферы траура, витающей над всем поселком. Там уже работали наши ведущие специалисты Фортов Владимир Евгеньевич, в будущем Президент Российской академии наук, Федоров Михаил Петрович, ректор Санкт-Петербургского государственного политехнического университета. Из разговоров с ними было понятно, что ничего не понятно.

Комиссия технадзора работала жестко, согласно своим нормам. Никаких комментариев они не давали. Такой аварии в мировой практике гидроэнергетике не было, шло много запросов со стороны мирового сообщества гидроэнергетиков с просьбой пояснить причину.

У меня было предположение, что причины все-таки в халатности и в не- добросовестности исполнения должностных обязанностей. Доложил Борису Вячеславовичу Грызлову свои впечатления. Он ответил, что долго размышлял и убедился сейчас, что это тот случай, когда Федеральное Собрание РФ обязано создать комиссию парламентского расследования.

  • То есть, это инициатива Грызлова Б.В.?
  • Да, инициатива Бориса Вячеславовича!

Штаб созданной комиссии находился в моем кабинете. Кроме депутатов к расследованию было привлечено большое количество специалистов и экспертов. Работу с экспертами возглавлял Николай Иванович Рыжков и Юрий Дмитриевич Маслюков.

Не буду больше говорить об этом, тяжелые воспоминания.

Но в моем пятнадцатиминутном докладе депутатам по итогам работы комиссии были следующие слова: «Эта авария говорит о том, что мы не можем ставить под сомнения безопасность отечественной гидроэнергетики. Мы обязаны поставить под сомнение квалификацию кадров, эксплуатирующих энергообъекты повышенной опасности и провести тотальную ревизию этих кадров на соответствие занимаемой должности».

  • Кто-то понес ответственность?
  • Понесли. Разные сроки заключения получили генеральный директор, главный инженер и еще ряд специалистов, не помню. Это правильно, чтобы другие понимали ответственность.

Главное другое, погибло более 80 человек ни за что!

  • Действительно, ни за что. Но отойдем от этой темы. Хочется спросить о другом. Люди избирают депутата. Рассчитывают на его мудрость, если хотите, поддержку. Может быть, на помощь в трудную минуту. Как депутат работает с населением?
  • Если говорить о мудрости, то это качество человека, приходящее с возрастом, как правило. Но мне приходилось встречаться с людьми молодыми, не по годам рассудительными, и наоборот, человек вроде бы в годах, но поверхностный.

Поэтому у депутата мудрость – качество желаемое, но не обязательное. Тем более депутаты поселковые, районные, областные и Российские разные по возрасту и опыту.

Вопрос в другом, я в этом не сомневаюсь, так как прошел все стадии депутатства, — человек, предлагаемый населению себя в качестве депутата, обязан в своей душе «поковыряться»  и спросить себя: «А ты людей любишь? Уважаешь? Ты доброжелателен  к ним или нет? Ты готов чувствовать боль человека, который придет к тебе на прием? И если да, то готов ли приложить все свои возможности для решения проблемы избирателя?». Если будущий депутат положительно отвечает себе на данные вопросы, то, как говорится, большому кораблю – большое плавание.

Что касается работы с людьми, то, как правило, депутат обязан часто бывать в избирательном округе, принимать участие в общественных мероприятиях, периодически встречаться с разными группами населения, которые оказали ему доверие.

Но самое главное, на мой взгляд, депутат обязан с определенной периодичностью проводить прием граждан.

  • Действительно, прием населения – это особая, индивидуальная работа с избирателями. Насколько она эффективна?
  • Думаю, эффективность у каждого депутата своя. Как правило, люди идут к депутату только тогда, когда не могут решить свои проблемы в исполнительной власти. А вот здесь сразу возникает вопрос к депутату, насколько он сам авторитетен у исполнительной власти, и насколько готов ради пришедшего на прием конфликтовать с этой властью.
  • А как вы решили и решаете эту задачу? Здесь, действительно, не простой вопрос взаимоотношений.
  • Вопрос взаимоотношений с руководством города, района, региона очень важен. При системной конфронтации мало толку. Исходя из своего многолетнего опыта, я стараюсь быть в нормальных, деловых, а, если хотите, и дружеских отношениях. Вопрос в другом. У меня со всеми руководителями договоренности, что как депутат — я всегда им в помощь. Но если возникают вопросы, связанные с несправедливостью по отношению к избирателю или группы граждан, то я принципиально на стороне этих людей. Поэтому, когда веду прием, при возникшей необходимости сразу беру трубку телефона и разговариваю  с должностными лицами данной территории, стараясь решить вопрос сразу.
  • А если вопросы касаются компетенции вышестоящих структур исполнительной власти?
  • Делаются запросы губернатору, вице-премьерам и министрам Подмосковья. При необходимости – в федеральные органы власти. Нередко приходится посылать запросы в генеральную прокуратуру, министерство внутренних дел России.
  • Но не все же вопросы решаются. Ведь порой бывает, что невозможно помочь человеку.

Действительно бывает, что помочь не можешь. Более того, из практики, когда сидишь на приеме, заходит человек и только начинает озвучивать проблему, уже понимаешь, что помочь  ты не состоянии. В этой ситуации все равно подчеркнуто внимательно, не перебивая, надо выслушать человека и честно объяснить, почему не можешь помочь ему. Депутат не имеет права допустить, чтобы с приема человек ушел униженным и оскорбленным. Он обязан приложить все свое искусство общения, выступая как бы в роли пастора,  и уделить времени столько, сколько потребуется для душевного равновесия человека, пришедшего на прием. Поэтому иногда за 3-4 часа приема выходишь выжатым как лимон.

  • Юрий Александрович, мы прошли по всем вехам вашей насыщенной жизни. Вы сказали, что первым из мальчишек в классе в 20 лет женились. Что можете сказать о семье?
  • Совершенно точно, первый. Но никакой цели стать первым в этом у меня не было. Мы с Татьяной учились в одной школе, она годом позже, но как ни странно друг друга не знали. Познакомились во дворце культуры на танцах, два года встречались. Затем решили, тянуть не стоит и поженились. Вырастили двух замечательных дочерей. Радуемся подрастающей внучке.

 

  • Я всегда с уважением отношусь к супружеским парам, которые прошли по всей жизни вместе. Что, на ваш взгляд, самое сложное в строительстве семьи?
  • Я тоже отношусь к таким парам с большим уважением. Что касается меня, я в двадцать лет не задумывался над созданием семьи. Мне кажется, в двадцать лет об этом вообще мало кто думает.

Сейчас, когда анализируешь пройденные годы, все больше и больше проникаешься уважением к супруге. Ведь без Татьяны, без ее поддержки ничего бы не было.

Я очень благодарен ей за детей, которые были практически на ее руках. Стиль работы  в комсомоле и партии не позволял возвращаться с работы в 5 ли 6 часов вечер, да и по выходным постоянное отсутствие дома. Поэтому жены комсомольских и партийных работников, которые прошли через все испытания и сумели сохранить семью, – это стойкие, надежные и цельные женщины.

  • Юрий Александрович! Когда человек идет по жизни, то его оценивают люди. Как в народе говорят, слава бежит всегда впереди: хорошая или плохая. Человека оценивает и государство. Вы — заслуженный энергетик Российской Федерации. У вас три ордена, подписанные Указами Президента РФ. Вы удовлетворены своей государственной деятельностью?
  • Вопрос с подтекстом, что пора на пенсию? Скажу так — удовлетворен тем, что по жизни шел с открытым забралом, старался с людьми быть искренним и создавать хорошую, творческую атмосферу во всех вверенных мне коллективах,  потому что коллектив – это главное, а человек способен выдать максимум того, что может, если идет на работу с удовольствием; а потом с таким же удовольствием возвращается домой, но последнее, к сожалению, от меня не зависит!

Что касается орденов, думаю, единицы людей в стране, которые награждены орденами от всех Президентов Российской Федерации. Не скрою – это приятно.

  • И последнее. Нам известно, что решением районных депутатов вам присвоено звание «Почетный гражданин Раменского района». Вручение награды было совсем недавно во дворце культуры «Сатурн». Это апофеоз признания районом ваших перед ним заслуг?
  • Это, безусловно, оценка многолетней деятельности в разных ипостасях. Это как раз то, о чем мы говорили в начале беседы: «Где родился, там и пригодился».

Если тебя оценили те, с кем непосредственно ты прожил всю жизнь, значит,+ жизнь прожита не зря!

С послом ФРГ в России Рюдигером фон Фричем

С послом ФРГ в России Рюдигером фон Фричем

Раменский электротехнический завод

Раменский электротехнический завод

Встреча с парламентариями Бундестага

Встреча с парламентариями Бундестага

 

Поделиться:

Просмотров: 140

Комментариев пока нет. Есть что сказать? Напишите свой комментарий!

Добавить комментарий

Ваш комментарий

Ваше имя *

Электронная почта *


FreeCurrencyRates.com