Поделиться

USD — 00,0000
EUR — 00,0000
  • Ветер: м/c,

    Давление: мм

    Влажность: %

Яндекс.Погода

Хлебников из Велино. 18-летние

В предыдущем материале я рассказал о трех 18-летних раменцах, бойцах 2-й отдельной мото-штурмовой инженерно-саперной бригады. Казалось бы, Василий Хлебников никакого отношения к ним не имеет, т.к. служил в механизированной бригаде. Но иногда как будто чья-то рука останавливает на записи в Книге памяти, и оказывается, что судьба солдата была совсем другой.

В 1946 г. по запросу отца, Хлебникова И.А. из В.Велино, Василий Хлебников, призванный Бронницким РВК 14.11.1943 г., был включен в списки на розыск, т.к. о его судьбе отец ничего не знал. Военкомат сделал запросы и получил ответ, на основании которого Василий был признан пропавшим без вести в августе 1944 г. В 1949 г. военкоматом был получен другой документ, уже о его смерти, и в списке появилась запись: «убит 19.05.1945». Можно было бы ставить точку, но и это не вся правда. Что же в этих сведениях не так?

Первый документ — это донесение о безвозвратных потерях 8 гв. механизированного корпуса за период с 23 июня по 29 августа 1944 г. В нем есть запись, что Хлебников Василий Иванович, гв. рядовой, стрелок 2-го мотострелкового батальона, 1926 г.р., уроженец д.В.Велино Бронницкого р-на Московской обл., призванный Бронницким РВК 14.11.1943 г. пропал без вести в г.Тукумсе Латвийской ССР. Его отец, Иван Андреевич, жил в В.Велино.

Таким образом, Василий пропал без вести в период с 23 июня по 29 августа 1944 г. Это важно для уточнения в последующем даты его гибели. Известен и город — Тукумс, причем записано не «в районе города…», а «в городе».

Так в какой же период из этих двух с небольшим месяцев 8-я бригада вела бои в Тукумсе?

Из книги Кириченко П.И. «Первым всегда трудно»: «30 июля 8-й гвардейской механизированной бригадой полковника С.Д.Кремера 3-го гвардейского мехкорпуса был освобожден город Тукумс. В тот же день передовой отряд этой бригады под командованием капитана В.Н.Смотрова вышел к Рижскому заливу. Это стало событием крупного военно-политического значения. 31 июля командир бригады по радио донес в штаб корпуса: «Мы на берегу Рижского залива».

Командир корпуса доложил об этом в штаб фронта. Сенсационное донесение оказалось неожиданным: на столь стремительный выход корпуса генерала В.Т.Обухова к морю там не рассчитывали. От комкора потребовали еще раз доложить о положении частей соединения. Подготовив повторный доклад, генерал Обухов одновременно отдал распоряжение полковнику Кремеру: «Набрать в море три бутылки морской воды. Бутылки опечатать, а командиру лично расписаться на них, что вода действительно взята из Балтийского моря. Бутылки с водой направить в штаб корпуса».

Приказ был выполнен. Самолет с драгоценными бутылками вылетел в штаб фронта, а оттуда в Москву, в Ставку. На ближайшем заседании Государственного Комитета Обороны морская вода была выставлена на столе для обозрения членами ГКО как вещественное доказательство выхода танкистов к Рижскому заливу. Полковнику С.Д.Кремеру было присвоено звание Герой Советского Союза, многие воины его бригады были награждены орденами.

С выходом наших войск к Балтийскому морю последние сухопутные коммуникации, связывающие группу армий «Север» с остальными силами вермахта, были прерваны».

Значит, Тукумс был взят бойцами 8-й бригады 30 июля 1944 г. В ответ отрезанная по суше группировка немцев в Курляндии предприняла все усилия, чтобы восстановить коридор с основными силами. Со стороны моря она не была блокирована и всячески поддерживалась флотом.

8 августа в наступление пошла бригада СС «Гросс». Она даже вошла в Тукумс, но была оттуда выбита. Обе стороны предпринимали попытки продвинуться вперед, и обе не смогли это сделать. Немцы собрали все имеющиеся силы и снова пошли на прорыв коридора. 20 августа они окружили находящиеся в Тукумсе наши части, которые прорвались из окружения 24 августа. Только после этого эсесовские танки вошли в город.

Таким образом, погибнуть в Тукумсе Хлебников мог именно в этот период — с 31 июля по 24 августа 1944 г. Но никак не в апреле 1945 г., т.к. это противоречит донесению о том, с какого времени он фактически пропал без вести. Я утверждаю, что именно погибнуть, т.к. есть еще один документ о Василии Хлебникове. Это донесение отдела по учету потерь 67-й армии по 16-му отдельному штурмовому инженерно-саперному батальону. Оно составлено на одного человека — Хлебникова Василия Ивановича, с теми же данными, что и в донесении 8-й бригады.

Только 8 мая 1945 г. наши войска вошли в Тукумс. Тогда и узнали они о судьбе Василия. В препроводительном письме к донесению записано: «…Труп погибшего обнаружен в воде озера в р. (видимо опечатка — «г.») Тукумс и захоронен в апреле 1945 г. гражданским населением. Красноармейская книжка и справка о ранении, обнаруженные при трупе погибшего 19.05.1945 г. при №0352, направлены командиру части, а копии Бронницкому райвоенкому Московской обл.». Василия похоронили «на северном берегу озера г.Тукумс Латвийской ССР — в 150 м южнее железнодорожной колеи Тукумс-I, Тукумс-II».

Список безвозвратных потерь 67-й армии был составлен задним числом за период «сентябрь-октябрь 1944 г.». Таким образом, подтверждена гибель солдата в 1944 г., а значит, именно в тот период, который был определен выше на основании предыдущего донесения 8-й бригады, т.е. в августе 1944 г.

Так где же Василий служил, в 8-й бригаде или в 16-м штурмовом батальоне? Я доверяю красноармейской книжке. Тогда как же боец штурмового батальона попал в списки другой части?

Вот здесь и стоит вернуться к предыдущему материалу о трех наших бойцах-огнеметчиках из штурмовой инженерно-саперной бригады. К осени 1943 г. таких бригад было 20. 16-й штурмовой инженерно-саперный батальон входил в состав 4-й бригады. Численность бригады — 2230 человек (офицеров 192, сержантов 341, рядовых 1697). В составе бригады — пять штурмовых инженерно-саперных батальонов. Первоначальная штатная численность штурмового батальона — 392 человека (29 офицеров, 61 сержант и 302 рядовых).

Структура шисбр имела четко выраженный наступательный характер. Численность пяти отдельных штурмовых инженерно-саперных батальонов, предназначенных для выполнения основных задач инженерного обеспечения и штурма, составляла 88% от штатного состава бригады. Батальоны имели на вооружении в общем количестве 1565 ППШ, 100 пулеметов ДП, 3130 ручных гранат и столько же противотанковых, 625 стальных нагрудников и 45 противотанковых ружей, принятых на вооружение в мае 1944 г. Применение стальных нагрудников было новшеством. Ткани «кевлар» еще не было, и, тем не менее, не совсем удобные стальные нагрудники спасли жизнь многим саперам-штурмовикам.

Но бригада не использовалась как единая часть. Ее батальоны придавались стрелковым частям для инженерного обеспечения прорыва на наиболее важных и сложных участках. Хотя иногда ситуация складывалась так, что штурмовики брали на себя и задачи пехоты. В боях за Вильно 12-13 июня 1944 г. 4-я штурмовая бригада, в которой служил Хлебников, прорвалась в город, уничтожила более 2 тысяч немцев, а более 3 тысяч взяла в плен. Но это из разряда исключений.

Ступив на территорию Прибалтики и Восточной Пруссии, наши войска столкнулись с необходимостью прорыва мощнейших в плане инженерного оборудования укреплений и городов, многие из которых исторически являлись крепостями. Штурмовать такую оборону только пехотой и танками, даже при поддержке артиллерии, значило обрекать себя на огромные неоправданные потери. Да и после таких потерь можно было завязнуть в боях на месяцы.

В этих условиях и были наиболее эффективны штурмовые инженерно-саперные батальоны. Из состава наступающих частей формировались штурмовые отряды и группы, в состав которых входили штурмовики из приданных батальонов — это три-четыре сапера, один-два огнеметчика, пулеметный расчет, танк, орудие, три-четыре автоматчика.

Прикрываясь огнем из орудия и броней танка, к зданию, ДОТу или огневой точке выдвигались огнеметчики и саперы. Огнеметчики били по амбразурам, пока саперы закладывали взрывчатку. Автоматчики давили огнем места, откуда мог быть подбит танк. После подрыва стены огнеметчики пускали внутрь огненную струю, а автоматчики добивали тех, кто еще мог сопротивляться.

Судя по донесению 1944 г., Хлебшиков воевал в штурмовой группе 2-го мотострелкового батальона 8-й механизированной бригады. Когда он пропал, в списки этой бригады его и внесли.

Вот так его судьбу соединила с тремя такими же 18-летними погибшими раменцами служба в штурмовой инженерно-саперной бригаде.

А в Курляндском котле немцы и латыши сложили оружие только после подписания безоговорочной капитуляции, но не все. Часть из них продолжала оказывать сопротивление до 20 мая. Как горько было бойцам хоронить своих однополчан, павших от пуль уже поверженного врага.

Установить фактическое место захоронения Василия Хлебникова достаточно сложно, несмотря на его описание в донесении 1945 г. Там указаны ориентиры — северный берег озера, участок ж/д полотна между ст. Тукумс-1 и Тукумс-2. Но в 150 м южнее ж/д полотна озер нет, а вот севернее есть, и именно там расположены захоронения наших солдат и офицеров. Все они расположены недалеко друг от друга, но фамилии Хлебникова в списках нет.

По ул.Револуцияс г.Тукумса на воинском братском кладбище похоронены 19 воинов, восемь из них безымянные. На территории кладбища Кална по той же улице похоронены еще 18 человек, из них один неизвестный.

На территории кладбища Леяс по ул.Тыргус похоронены 13 солдат и в братской могиле на ул.Пилс еще 17. Их имена известны.

Можно предположить, что навечно 18-летний Василий Хлебников из В.Велино покоится в одном из захоронений на ул.Револуцияс латвийского города Тукумс.

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

Поделиться:

Просмотров: 7

Комментариев пока нет. Есть что сказать? Напишите свой комментарий!

Добавить комментарий

Ваш комментарий

Ваше имя *

Электронная почта *