Поделиться

USD — 00,0000
EUR — 00,0000
  • Ветер: м/c,

    Давление: мм

    Влажность: %

Яндекс.Погода

Какой характер у самолета?

14.10.11, 10:26

Какой характер у самолета?

Заслуженный летчик-испытатель Виктор Георгиевич ПУГАЧЕВ — человек-легенда. Он установил на истребителях «Сухого» 13 мировых рекордов. В 1989 г. на истребителе Су-27 Пугачев выполнил уникальный маневр «кобра» — самолет в воздухе становится на хвост, как кобра. Этот маневр назвали «коброй Пугачева».

В том же 1989 г. Пугачев впервые посадил самолет на палубу авианесущего крейсера.

Герой Советского Союза Виктор Георгиевич Пугачев и сейчас работает в ОКБ им.Сухого, заместителем главного конструктора по летным испытаниям.

Мы беседовали с Виктором Георгиевичем о его знаменитой «кобре», о новых самолетах, и, конечно, о воздушной безопасности.

Как укротили «кобру»

— Виктор Георгиевич, вы вошли в историю авиации как первый летчик, показавший невероятный маневр, названный потом в вашу честь — «кобра Пугачева». Как придумали «кобру»?

— «Кобре» в этом году исполнилось 22 года. В 1989 г. наш замечательный ведущий институт ЦАГИ совместно с ОКБ им.Сухого для повышения эффективности боевых возможностей самолета рассматривал различные маневры. 20 лет назад задача ведения ближнего маневренного боя представлялась совсем не так, как сегодня. Сегодня вести маневренный бой, кувыркаясь друг с другом, уже не совсем актуально. В процессе испытаний самолета Су-27 была определена возможность разворачиваться на большой угол за короткое время, при этом сохраняя устойчивое положение. Причем этот угол мог достигать 90, 100 и даже больше градусов по отношению к направлению полета. То есть, практически самолет вставал против потока.

— А зачем? Для красоты?

— Нет, происходило очень быстрое торможение самолета, что в оборонительных боях повышало его возможность по выживанию. Этот маневр тогда назывался динамический выход на большой угол атаки с целью быстрого торможения самолета. В 1989 г. мы получили разрешение участвовать в первом международном салоне в Ля-Бурже в Париже, представлять самолет Су-27. Наш генеральный конструктор Михаил Петрович Симонов (к сожалению, его уже нет с нами), вложил в рождение Су-27 свой талант, интеллект и необычайную энергию. В 1989-ом он поставил задачу подготовить программу, которая могла бы не только продемонстрировать маневренные возможности самолета, как мы небезосновательно считали — лучшие в мире, но и какую-нибудь изюминку. На предыдущем салоне в Фарнборо Анатолий Квочур впервые представлял Миг-29 и успешно продемонстрировал элемент — колокол. Элемент, как бы несвойственный для боевых истребителей. Колокол произвел большое впечатление на всех. И вот к авиасалону в Ля-Бурже мы научили самолет стоять в стойке 1-3 секунды. То есть «кобру укротили».

— Как оценили «кобру» в Ле-Бурже?

— Это был практически первый выход советских боевых самолетов за границу. Время-то было секретное, СССР был закрытой страной. Но когда все увидели Су-27, он произвел фурор. Его снимали со всех сторон. Он был очень красивый самолет.

— А что Су-27 вам напоминал? Ласточку?

— В профиль Су-27 похож на большого белого лебедя. Красивый самолет. Недаром Су-27 стал лауреатом международной премии по художественному дизайну. Вначале зарубежные специалисты считали, что такой большой самолет не может обладать какими-то выдающимися маневрами по сравнению с американскими и французскими самолетами, которые были значительно меньше. Выставка в Ле-Бурже выглядела как соревнование между нашими Миг-29 и Су-27 и американским Ф-16, французскими Рафалем и Миражом-2000. И специалисты, вычислив все параметры, признали, что наш Су-27 обладает лучшими характеристиками маневренности по сравнению со всеми зарубежными аналогами. Ну а «кобра» вообще привела в восторг искушенную мировую авиационную общественность. И тогда «Сухой» и «Микоян» были признаны настоящими звездными фирмами на мировом авиационном небосклоне.

Об истребителе пятого поколения

— Су-27 и Миг-29- это истребители четвертого поколения, а сейчас создан истребитель пятого поколения. Чем он отличается от предыдущих моделей?

— Да, действительно Су-7 и Миг-29 — это высокоманевренные истребители четвертого поколения. Они поступили на вооружение в середине 80-х гг. прошлого столетия и, как нельзя лучше, продемонстрировали все уникальные достижения науки, конструкторской мысли, возможностей производства того времени. Пришло время и для рождения авиационного комплекса пятого поколения. С гордостью могу создать, что для ОКБ Сухого эти сложные годы не нарушили поступательного движения. Усилиями нашего руководства, конструкторского коллектива, заводов-изготовителей созданы новые образцы боевых истребителей поколения четыре плюс — Су-30мки и Су-35, которые обладают уникальными маневренными возможностями. Эти истребители были блестяще продемонстрированы на последнем авиасалоне МАКС-2011 нашими летчиками-испытателями С.Богданом и Ю. Ващуком.

Истребитель пятого поколения сконцентрировал в себе все лучшее, достигнутое в авиационной отрасли за последние десятилетия. Естественно, он создавался для решения новых многогранных задач, поставленных ВВС. Это высокие летно-технические характеристики, большая боевая мощь, возможности применения всех необходимых средств поражения, малая заметность для радаров, решение боевых задач в любых условиях дня и ночи и т.д.

В 2010 г. истребитель пятого поколения совершил свой первый полет и сейчас проходит испытания. Два экземпляра этой машины были также продемонстрированы нашими летчиками С. Богданом и Р. Кондратьевым на МАКС-2011. Даже неспециалисту по новому облику самолета видно и понятно, что это новое поколение. Уверен, у «младенца» перспективное будущее.

— А зачем мы создаем новые боевые самолеты?

— Я считаю, что передовая держава — а мы должны быть именно такой — не может не иметь средств защиты и реагирования на международные террористические или региональные процессы. Поэтому армия должна обладать всем необходимым набором современных технических средств. Авиационная технология — это сложный процесс, это усилия тысяч разработчиков, конструкторов, научно-исследовательских институтов. Все достижения военной авиации непременно используются в гражданском самолетостроении. На самолете пятого поколения впервые многофункционально применяются композиционные материалы. Они же применяются и на новом гражданском самолете Суперджет-100, созданном в компании «Сухой».

— Наш Суперджет ведь уже летает?

— Да, Суперджет закупили Аэрофлот и Армавиа и другие авиакомпании. Он уже выполняет регулярные рейсы. Думаю, у Суперджета большое будущее.

— А может, «тушки» вообще надо уже запретить?

— Нет, так говорить нельзя. Нет старых плохих самолетов, есть пригодные к эксплуатации и непригодные. В эксплуатации самолета участвует и фирма-разработчик, и завод-изготовитель, и ремонтное предприятие, которые контролируют состояние самолета. Если все звенья цепи ответственно выполняют свои функции, и если точно выяснено, что самолет еще может летать три или пять лет, то нечего бояться.

Человеческий фактор

— И все-таки самолеты падают, к сожалению. И все чаще мы слышим вывод: «человеческий фактор».

— Да, комиссии нередко причиной называют человеческий фактор, ошибки в управлении, в руководстве, в навигации. Очень больно, что самолеты терпят крушение по этой причине. Все экипажи проходят необходимый уровень подготовки. Хотя в системе подготовки очень многое, к сожалению, изменилось в худшую сторону. 20 лет назад в стране были специализированные училища по подготовке гражданских, военных пилотов — причем специализированные, истребительные, бомбардировочные, транспортные. Теперь количество учебных заведений, занимающихся подготовкой пилотов значительно сокращено и уровень их оснащения и обеспечения вызывает серьезную озабоченность.

— Так, может, стоит с Запада приглашать летчиков?

— Нет, это не путь. К тому же в западных компаниях тоже есть потребность в летчиках. И они тоже мечтают пригласить летчиков из других стран. Насколько мне известно, большой интерес к российским летчикам проявляют Китай и вообще Юго-Восточная Азия, где бурно развивается самолетный парк, а пилотов не хватает. Российские крупные перевозчики, в парке которых много иностранных самолетов, готовят своих пилотов на базе компаний, производящих самолеты. Должно быть все в порядке, но, увы, бывают фатальные случаи.

— Может быть, следует принять более суровые нормы контроля?

— Они достаточно жесткие. Уголовная ответственность предусмотрена за нарушения правил  эксплуатации авиационной техники. Если используют контрафактные, некондиционные запасные части — это преступление. А преступник, как говорил Глеб Жеглов, должен сидеть в тюрьме.

О «пьяных» рейсах

— Бывали в стране авиакатастрофы по вине нетрезвого экипажа. А как у летчиков-испытателей с «зеленым змием»?

— Я отлетал более 30 лет, и не видел ни одного случая, ни в одной части, чтобы летчик выпил и полетел. Это просто невозможно. Переносимость перегрузок непредсказуемо снижается. И что может произойти с твоей головушкой в этом полете, неизвестно даже Госстраху. Поэтому никто такой глупости, как выпить и полететь, даже не представляет себе. Ну и, конечно, в полетах серьезный контроль — от постановки задачи до анализа выполненного задания. Что же касается гражданских рейсов — то каким бы профессионалом не был летчик, он не может находиться в состоянии пониженной работоспособности по любой причине и, тем более по причине потребления алкоголя, потому как в любой момент в воздухе может случиться нестандартная ситуация.

— А когда вам, боевому летчику, приходится летать на гражданских самолетах, вы как-то для себя отслеживаете работу пилота?

— Да, непроизвольно, после одного инцидента на взлете, скажем так. До этого, садясь в кресло и пристегиваясь, я сразу засыпал от приятного урчания самолета. Теперь прислушиваюсь к взлетающему самолету, слежу, как он пробегает по полосе, пора бы ему уже, думаю, отрываться от земли… Но я никогда не думаю о том, что экипаж может не справиться. Никогда. Сел и с доверием к экипажу полетел.

— На гражданских самолетах люди почему-то в последние годы стали аплодировать, едва самолет только коснется земли. Но ведь еще рано радоваться. Нередко проблемы происходят как раз после приземления. Говорят, летчиков ужасно раздражают эти аплодисменты пассажиров.

— Честно говоря, не знаю, как относятся к аплодисментам гражданские летчики. Но когда я в первый раз их услышал, удивился. Но теперь привык. Ну, хлопают люди, радостно им, что сели на землю. Ну и пусть хлопают.

— А вы не хлопаете?

— Нет, я не хлопаю. Я говорю: спасибо, ребята, что привезли. И самолету говорю спасибо. Самолет это ведь тоже живое существо, умное, сильное и красивое…

Вопросы задавала Лариса Викторова

Поделиться:

Просмотров: 882

Комментариев пока нет. Есть что сказать? Напишите свой комментарий!

Добавить комментарий

Ваш комментарий

Ваше имя *

Электронная почта *